Закон не позволяет серьезной компании победить в тендере

Собеседник газеты «Кто строит в Петербурге» — генеральный директор ОАО «Монолитстрой» Александр Гутман. Возглавив в 80-е небольшой трест №6 Главленинградстроя, он привел в Россию канадские технологии монолитного домостроения. В 90-е он преобразовал обычную контору в строительный холдинг, который сегодня стал одним из самых востребованных и влиятельных на отечественном рынке.

— Александр Зиновьевич, ваша фирма первой осваивала монолитное строительство. Вы следите за тем, что происходит в этом сегменте сейчас?

— За редким исключением, большая часть зданий возводится сегодня именно этим методом. Поэтому считаю, что свою задачу мы выполнили и решена она в полном объеме: сегодня монолитное строительство не эксклюзивная, а широко применяемая технология.

— По вашему мнению, что ожидает строительную сферу в обозримом будущем?

— В строительстве периодически происходят разные события со знаками плюс и минус. Но рано или поздно рынок стабилизируется. В моем понимании, драматизировать ситуацию не стоит. В городе ежегодно сдается много квадратных метров жилой площади и социальных объектов. Хотя насчет социальных объектов у меня есть некоторые опасения. Дело в том, что бюджетное строительство осуществляется в рамках ФЗ № 94 и предусматривает аукционы. Это вызывает определенные сложности у подрядных организаций, которые неконкурентоспособны со структурами, выигрывающими тендеры на демпинговых условиях. Складывается абсурдная ситуация, когда закон фактически исключает вероятность победы в тендере для серьезных компаний. Есть надежда, что Госдума внесет поправки к действующему 94-му федеральному закону и после их принятия участие в тендерах солидных организаций будет эффективней.

— Какие поправки внесли бы вы?

— Надо просто исключить возможность демпинга предложений, которые звучат на аукционах. Это и селекционный отбор, который является важным фактором, и если первоначальная цена снижается более чем на 10 процентов, то аукцион должен приостанавливаться, а ситуация анализироваться.

— А что происходит сейчас?

— Сейчас на аукцион приходят компании, которые дают снижение 25 процентов и более, что, на мой взгляд, необоснованно, нереально и приводит в тупик. Наиболее характерный пример — строительство стадиона на Крестовском острове, когда компания снизила стоимость более чем на 30 процентов и аукцион выиграла. Аналогичные случаи происходят и по другим аукционам: были ситуации по школам, когда стартовую цену снижали на 25 процентов. Хотя построить за такие деньги просто нереально.

— Действительно нереально построить?

— Есть определенные экономические правила формирования цены. Если компания выигрывает аукцион со снижением цен на 10 процентов и более, то будет страдать либо качество, либо общее строительство объекта. Других путей нет. А кому нужны такие объекты?

«Слабое место» города — освоение новых территорий, где он должен принимать самое активное участие в подготовке инфраструктуры, инженерных коммуникаций и строительстве соцобъектов. Думаю, соответствующие меры будут приняты руководством города, ведь проблема озвучивается достаточно часто. Сегодня построено достаточно жилья, но школ, детсадов, поликлиник не хватает. Думаю, в ближайшее время они будут строиться более активно, хоть это и потребует значительных ассигнований.

— Если не ошибаюсь, в свое время вы задали некий тренд по части строительства школ?

— Мы выиграли тендер на строительство школы в Пушкине по проекту повторного применения. Аналогичная, порядком устаревшая школа была построена в Приморском районе. Мы съездили, посмотрели, дали свои предложения, и комитет по строительству их принял. В итоге школа построена по нашим технологиям с применением новых материалов и сейчас успешно эксплуатируется. После реализации этот метод действительно был принят городом за образец, и сейчас школы строятся именно так.

— А с точки зрения бизнеса выгодно строить школы?

— Смотря как считать. В моем представлении, максимальная чистая прибыль подрядной организации от строительства жилья, школы, других объектов должна колебаться от 7 до 9 процентов. Если проект оптимизирован, то обычно в эти параметры укладывается. А процентная составляющая ниже — и это уже неинтересно подрядчику.

— Александр Зиновьевич, как вы относитесь к институту СРО в строительстве?

— Сейчас сложно сказать, что получится в итоге; пока есть определенные сложности. Во-первых, создается много некоммерческих организаций, и некоторые из них не вполне добросовестно выполняют свои обязанности.

— И вам такие известны?

— Земля слухами полнится. Считаю, что получать членство в СРО на коммерческих условиях в корне неверно и разрешение на строительство должно оставаться в ведении государства. Возможно, мое суждение ошибочно и по мере развития институт СРО начнет меняться в лучшую сторону. По крайней мере, будем на это надеяться.

— Каковы ваши ожидания от вступления в ВТО?

— Риски возможны, но, я полагаю, они должны подстегнуть подрядные организации за счет активизации работ по совершенствованию и внедрению новых технологий. Живет же весь мир в ВТО, и никто пока по своей воле из нее не вышел. В конечном счете, если не раздувать щеки, а учиться у иностранцев новому, то система быстро адаптируется к нашим реалиям.

— То есть иностранных конкурентов вы не боитесь?

— Нет.

— В свое время вы образовали холдинг. Какой совет могли бы дать начинающим коллегам?

— Работа должна быть разноплановой: и с бюджетом, и с частными инвесторами. Не надо сидеть и ждать у моря погоды, нужно искать применения своим возможностям, силам и устремлениям. Если есть желание, опыт, знания, то в наше время можно найти на рынке свою нишу и работать. Сейчас подрядных услуг в городе довольно много.

— Как смена власти влияет на бизнес?

— Ну, власть-то у нас не меняется. Меняются персоны. А правила игры остаются прежними. Конечно, могут быть внесены какие-то коррективы, но не более. Например, что-то будет решаться в первую очередь, что-то отодвинется на второй план, но идеология остается прежней. Мы живем в рыночных условиях, у города есть определенные проблемы и желание их решить. Вопрос заключается в приоритетности этих задач. Учитывая положение города и его потенциал, думаю, неверных шагов в этом направлении не будет. А в переменах я ничего плохого не вижу. На мой взгляд, власть должна меняться. И чем чаще, тем лучше. Наиболее успешная команда закрепится на более долгий срок.

— Если говорить не о персонах,а о структуре городской администрации, — что было бы оптимальным для вас?

— В системе городской администрации должна существовать должность вице- губернатора, курирующего строительный комплекс города. Сейчас эти функции выполняет вице-губернатор Игорь Метель- ский, но, в моем представлении, у него хватает забот в своем основном направлении, чтобы в полном объеме заниматься строительной отраслью. Между тем строительный комплекс требует ежедневного пристального внимания к проблемам, которые возникают в силу ряда объективных причин.

— Какие ваши ближайшие планы?

— Мы хотели бы быть в числе строителей газпромовского комплекса в Лахте, более активно участвовать в строительстве стадиона на Крестовском острове. К сожалению, обстоятельства сложились так, что мы не возводили вторую сцену Мариинского театра. Но, я думаю, впереди у нас еще много интересных объектов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Источник: http://souz.conon.ru